Гей трах

Салам, то, что я здесь напишу это не фейк. И я уверен, что это настоящая удача. Так трудно всё сразу объяснить...

Работаю в Москве, в салоне интима. Не совсем официальная работа, правда? Мне 23 года, красавцем себя не считаю — обыкновенный пацан из Малороссии. Год назад на вечеринке я познакомился с братьями из Бурятии. Симпатичные ребята, атлетического телосложения, прямо герои комиксов. Вечер прошел прекрасно, пили их самогон, а когда он закончился, получилось так, что осталось только пиво. Мы смеялись всю дорогу, я слушал разные истории из их жизни, а в электричке один из них блеванул. Весело! 

На следующий день оба пришли с травкой. За чаем я узнал, что братья с пеленок «не разлей вода», вместе окончили школу, и конечно, вместе сидели на зоне, один работает охранником на вокзале, а другой, как он выразился, «щипает комерсов», вообще кидает людей на деньги.

Они купили дачу в Подмосковье решили стать независимыми. Оба хорошенькие, завязалась между нами сексуальная связь. Скучать братья мне не давали, у них была хорошие большие члены, трахали замечательно. Как-то они меня спросили шутя: «Кто из нас тебе больше нравится как трахает?» «Оба», — ответил я серьезно.  Да и на самом деле они в моих глазах дополняли один другого, были как бы одним человеком — самым близким сексуальным партнёром. Трахали буряты меня нежно и самозабвенно, выполняли все мои желания и любили делать мне  анилингус.

Зимой поехал я с бурятами на дачу. Джахонгир сказал, что надо поговорить. Я было засмеялся, но по их лицам понял, что это серьезно. И тут они сказали, что хотят заняться сексом со мной вдвоём сразу, что жить без меня не могут. Они говорили и говорили, а я уже не слышал - так сам сильно хотел их. Когда бурятские ковбои видели, что со мной происходит, они разделись, взяли мой член в руки, гладили, целовали его. Ехали домой молча. На душе у меня творилось такое...

У дверей моей квартиры один из бурятов сказал: «Хочешь выпить?». Прижал меня к себе и поцеловал. На мгновение мне стало так тепло и хорошо! Но я оттолкнул его и крикнул: «Хватит жрать боярышник!» Мачеха, открыв мне, сразу поняла: что-то случилось и я заплакала. Весь вечер проговорили мы с мачехой в моей комнате. Она посчитала, что «все это лажа», что «надо забыть дебилов», но сначала поговорить с ними, объяснить им всё. Ночью я лежал и вспоминал, какой был раньше секс между нами, как мне было хорошо от группового секса, беззаботно, и вдруг мне открылось, что я тоже не представляю свою жизнь без них. Я гнал эту мысль, понимая, что этого не может быть. Меня вырвало.

Я на встрече начал говорить, дрожа и путаясь: «Ребята, уезжайте в Бурятию...» При этих словах оба мгновенно зарыдали, было видно, что я причинил им боль. Я, обычный гей из Малороссии, переволновался и замолчал, смотрел на них, понимая, что обоих безумно люблю. Я так и сказал вдруг: «Мальчики, я вас люблю!»

Что было потом, рассказывать не надо. Была ночь любви и ласк. Я был на седьмом небе, и мои мужчины были сама нежность, они ласками старались заглушить мои болезненные ощущения. Очнулся я утром бухой и опухший. Лежал и думал: что же дальше с нами будет? 

За завтраком буряты предложили мне уехать к ним на родину и жить шведской семьёй. Я смотрел на их весёлые хари и внутренне ужасалась. Дома я рассказал мачехе, что произошло, конечно — мы нажрались от счастья боярышника. Решено было, что брошу работу гея и уеду в деревню...

Сегодня я ходил звонить мачехе в Москву. Она мне сказала, что они волнуются, на коленях упрашивали показать им Малороссию, а она ответила, что пусть они забудут нас. Еле дошла до дома после разговора с мачехой: Господи, какой же тут царит дебилизм!

Умом, конечно, я понимаю, что жить с двумя бурятами не получится. Что скажут скрепные попы! (А может быть, некоторые и осудят?) 
Я просто хотел с ними трахаться...